четверг, 11 августа 2011 г.

"Кукушка" или как я пытаюсь быть хорошей женой)

Вобщем так. Вчера у моего супруга случилось вдохновение. А т.к. он человек не творческий, муза редко посещает его. Но вот именно вчера "Остапа понесло", да так, что мое окошко в аське трещало по швам)
Хочу выложить сюда его рассказ, написанный на одном дыхании. Скажу честно - он заставил мое сердце сжаться. Рассказ называется "Кукушка", кому интересно - милости просим.


Тихо. Глубокая ночь, заполнившая и так небольшое пространство между небом и землей, потихоньку уползала. Туман усыпляющей пеленой укутал сидящего на сапоге бойца.
 "- Не спать!... - Уснешь?! Пойдешь под трибунал!... - Если проскочит мышь... - И не вздумай стреляться.." - мысли хороводом кружились в голове, но спать все равно хотелось еще больше. Винтовка то и дело норовила потерять равновесие, и от этого конец штыка регулярно
 описывал в воздухе кривые. Со стороны могло показаться, что неугомонная винтовка не давала спать бойцу, толкая его в руку. Но на самом деле боец не спал. Он, прислушиваясь к любому шороху, крепко держал боевой инструмент и в то же время клевал носом. "Вот уже светает, еще чуть-чуть. Не проспать бы смену караула...". Мокрая земля пахла погребом, и солдат вспоминал, как его запирали в нем, когда он был совсем маленьким. Он помнил, как в темноте отодвигал определенную банку, и за ней, в стене, рукой залезал в тайник. В том тайнике его отец держал маузер, завернутый в промаслянную тряпку. "Наконец-то, идут." Тишину слабым шуршанием разрезали шаги. Боец встал, одел сапог и выпрямился  по стойке "смирно", ожидая смениться.
Из тумана выплывал силуэт.
- Стой, кто идет? - следуя инструкциям рявкнул солдат.
- Да не ори ты так. Свои.
Сердце солдата сначала опустилось, затем подпрыгнуло и бешено заколотилось. Грудь сдавило, боец хотел повторить свой вопрос, но вместо этого стоял открыв рот.
- Стой! ..то идет? - выдавил из себя солдат, проглотив часть букв.
- Ты че солдат, белены объелся?
"Вот он, момент истины. Надо стрелять. Шпион. Точно шпион. Ведь как рассказывали". Тем временем фигура уже вышла из тумана и приближалась к солдату.
- Закурить не найдется? - спросил военный.
Он был одет в парадную форму советской армии. Её пуговицы блестели на восходящем солнце. Винтовка была уже давно в руке и солдат, забыв сделать предупреждение об огне, направил ее в сторону военного.
"К чему вопросы?! Раз он сразу не ответил по инструкции, значит стрелять надо!" - мелькнула мысль в голове солдата. В тот же миг пальцы послушно выполнили волю мыслей. Военный, который успел к этому моменту приблизиться до расстояния в 4 метра, стал медленно
опускаться. По его широко ракрытым глазам казалось, что он хотел что-то сказать, но слов не было. Военный согнулся и не шевелился. Кровь стучала в ушах солдата. Он начал было что-то говорить, но к своему удивлению себя же не слышал. Повторив, как ему показалось еще раз призыв к военному встать, солдат сам опустился на землю.

"Военный суд заставы Погожская постановил ..." - сурово зачитывал полковник. Солдат, опустив голову, сидел на лавке.
 В маленькой комнате еще стоял стол и два стула. Рядом с полковником сидел еще один человек, который что-то писал, не поднимая головы.
 "... не выполнив требования инструкций по охране особо важного объекта..." - продолжал полковник. Каждое слово гвоздем входило в мозг солдата. "Как же так-то?! Почему там оказался холостой, я же сам брал из коробки боевых?!" - пытался осознать ситуацию солдат.
 Но смысла в этом никакого не было. Не всегда осознание причин необходимо и тем более полезно. Солдат дернулся, и обхватил голову руками.
-  Эх, Кукушка! Мы же с тобой целый год служили! - сказал стоявший рядом конвоир своему уже бывшему сослуживцу.
Кукушка сначала захотел ответить что-то в ответ. Но полковник скомандовал замолкнуть "антисоветской морде", и Кукушка не осмелился.
Полковник продожлил зачитку. "... рядового Коземкина расстрелять. Приговор привести в действие немедленно."

Время подходило к обеду, солнце было высоко и слепило бывшего бойца. Поднимать руки не разрешалось, и приходилось щуриться. Напротив стояло три стрелка. Рядом с ними, боком к разжалованному солдату, стоял полковник. Место для приведения приговора даже не искали, просто отвели в сторонку, за сортир.
Солнце. Вонь. Кукушка. В детстве очень сильно хотелось вылезти из погреба, но сейчас бывший боец хотел в него залезть, как никогда.
"Целься!" - скомандовал полковник. Пуговицы полковника последний раз блестнули солдату на солнце и он зажмурился. "Огонь!"

3 комментария:

  1. ой, какой рассказ хороший, только одно слово резануло "прутся"...
    жаль, только грустный.
    а это про войну? или мирное время?
    Оксана, супругу привет от коллеги!
    меня тоже периодически "кусает" )))
    но я пишу ооочень длинные рассказики, в блоге не опубликовать )))
    а супруг у меня - поэт!

    ОтветитьУдалить
  2. Оксана, очень трогательный рассказ. За душу трогает. А муж у тебя военный?

    ОтветитьУдалить
  3. Оля, Людмила, спасибо за отзывы - мужу было приятно!
    Рассказ, он говорит, про 30-е годы.
    Люда, муж далеко не военный, хотя от университета ездил на военные сборы когда-то)
    Оля, эх, меня муза кусала только в юности, да и то больше именно тогда, когда на душе грустно было.

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...